«Встреча с Экспертом». Разговор с Ириной Тузиной

Опубликовано: Август 16, 2018 Татьяна Славинская

23 Ноября 2016 г.  у нас состоялся разговор с Ириной Тузиной- руководителем компании «Тузін Прыгодаў» включающих в себя два направления для подростков ― лагерь «Коллекция Приключений» и студия «С.И.Т.Р.О.».

— Ирина, прежде всего, я хотела бы спросить у Вас, как возникла идея «Коллекции Приключений» и студии «С.И.Т.Р.О.»?

— Думаю, главной причиной выбора такого направления моей работы стало желание сделать что-то, в первую очередь, для моего ребенка, который входил во время старта проекта в подростковый возраст. Дело в том, что до основания «Тузін Прыгодаў» я долгое время работала в корпоративной среде, где одним из направлений моей деятельности было встраивание сотрудников в структуру компании. При приеме на работу вчерашних школьников и студентов, я регулярно сталкивалась с тем, что наши соискатели, даже те из них, кто обладал профессиональными знаниями, совершенно не могли работать в команде, у них не было опыта конструктивного решения даже мелких вопросов, возникающих в процессе работы. Практически все наши соискатели были прекрасными исполнителями, но лишь единицы могли принимать решения, глобальные стратегии выстроить не мог никто. Так получалось, что если наши соискатели не получали четкие команды для исполнения, они вели себя в стиле «bad command or filename» — «Я ничего не знаю, сижу и играю в игрушки», не проявляя никакой инициативы. В тот период мой сын учился в первом классе. Я понимала, что если он последует путем тех студентов, которые приходили ко мне в качестве соискателей, у него также не будет навыков принятия решений, через 10 лет он также не сможет взять на себя ответственность и не станет проявлять инициативу. Безусловно, я этого не хотела.

Когда я стала задумываться над тем, что можно сделать, в первую очередь, я обратилась к своему опыту обучения взрослых. Известно, что лучшие результаты в ходе обучения мы получаем через действие. Мы живём в информационном мире, и наш мозг из всего потока выбирает только нужное, блокируя все остальное. Критерием необходимости информации он считает ее практическое применение. Поэтому, пробуя что-то реализовать на практике самостоятельно, человек быстрее ищет и усваивает знание из внешних источников о том, как это сделать наиболее эффективно. Однако мне с самого начала было понятно, что обучение детей и взрослых – разные процессы. С детьми мы начали играть. Игры придумывали развивающие и обучающие. Сначала наши занятия мы проводили в классе моего сына, позже для классов, в которых учились дети наших друзей, дети друзей друзей и так далее. В общем, начинали мы придумывать развивающие занятия для своих детей, со временем, они оказались интересны многим. К моменту, когда мой сын достиг подросткового возраста, все наши мероприятия оформились в какую-то достаточно стройную систему.

— Почему в своей работе Вы решили сделать основной акцент на программах для подростков?

— Подростковый возраст – особенный. Это время, когда человек формирует для себя жизненные сценарии, выбирает стратегии поведения. Поэтому, очень важно чтобы на этом этапе у него не было установки «Я сяду на диване и буду так сидеть до тех пор, пока ко мне не придёт добрый дядя или тётя, который отведет меня туда, где мне сразу заплатят много денег и скажут, какой я хороший». К сожалению, такую жизненную стратегию я наблюдала у многих школьников и студентов. Ее формирование, как правило, начинается с установки «быть отличником», которая работает следующим образом: «если я буду отличником, меня будут хвалить, если будут хвалить, значит я буду молодцом, если я буду молодцом, я буду успешным и востребованным, и значит меня обязательно заметят даже если я буду просто сидеть на диване без всякого опыта». К сожалению, это иллюзия, в жизни так бывает редко. Собственно, поэтому у нас возникло желание работать, в первую очередь с подростками, помогать им в обретении навыков построения активной деятельностной жизненной позиции.

В ходе работы с детьми нам стало понятно, что к подростковому возрасту каждому ребенку нужно какое-то дело, в рамках которого он мог бы познавать мир через опыт, а не только через знания и решения конкретных задач. Все наши программы мы разрабатываем на базе фантазийных историй либо моделируем ситуации из профессиональной сферы взрослых. Например, у нас есть программа «Шум за сценой», в рамках которой ребята за 10 дней сами пишут сценарий, выбирают тип постановки (капустник, спектакль, мюзикл и т.д.), проводят кастинг, ставят свет, звук, проводят рекламную компанию спектакля, проходя тем самым все взрослые этапы менеджмента проекта. Все это дети делают сами. Инструктора рассказывают только теорию процесса и обозначают его основные этапы. Наша задача в этом процессе не написать сценарий, не выполнить работу за детей, а создать для них такую атмосферу, в которой они сами захотят и смогут раскрыться. Ребята справляются всегда прекрасно.

Но особенно нас радуют моменты, когда дети применяют в обычной жизни навыки, полученные на программах. У нас был случай, когда через пару месяцев после программы «Шум за сценой» нам позвонили ребята и сказали: «Ой, а мы проверили, ваша теория, оказывается, везде работает! Мы поставили спектакль в школе, театральной студии, и все получилось». Но ведь это не теория, это обычный менеджмент проектов и он действительно работает. Получается, что узнав новое, попробовав это на практике и получив результат, ребята начинают верить в свои силы и занимают активную жизненную позицию. Они начинают задумываться над тем чего они хотят и как этого достигнуть, а получив результат, понимают, что многое могут. Для подростков, наверное, это самое важное.

— В чём секрет того, что за такой короткий период времени дети начинают дело, развивают его и доводят до конца? Что движет ребятами, ведь известно, что для того, чтобы подросток довел дело до конца, он должен быть очень мотивирован и заинтересован в результате?

— Каждая наша программа детально проработана. В ее основе лежит прописанный план действий для ребенка и список задач, решая которые он получает определенные компетенции. Мы работаем и с интеллектом, и с индивидуальным личностным потенциалом ребенка – творческим, коммуникативным и др. Однако все возможные активности ребенка нельзя раскрыть в рамках программы какого-то определенного типа, поэтому мы предлагаем разные направления: квесты, интеллектуальные поединки, театральные постановки и т.д.

Все наши инструктора проходят предварительную подготовку, прежде чем работать по программам, они сами проходят их как участники. Задача инструктора- основываясь на специфике каждой группы доработать программу так, чтобы каждый приехавший на нее ребенок получил максимум пользы для себя. Поэтому, в первый день программы инструктора оценивают сильные и слабые стороны детей, их умение взаимодействовать и в соответствии с полученной картиной вносят коррективы. Эта работа продолжается и в каждый последующий день – каждый вечер инструктора принимают решения, что нужно изменить, а что можно оставить.

— Что подразумевается под этими максимальными возможностями для развития детей?

— Все дети индивидуальны. Кому то для принятия решения нужны очень спокойные условия. Кто-то справляется с заданием лучше в условиях небольших испытаний, когда у него появляется азарт, интерес, справится он или нет. Не хочет употреблять термин «индивидуальный подход», так как он воспринимается как большая мозоль, на которую все постоянно наступают. Вопрос в том, что мы подстраиваемся к группе детей. Даже не к каждому индивидуально, а к самой группе, потому что важны не только личности ребят, но и то, как они взаимодействуют друг с другом.

— Кто работает на программах инструкторами?

— Очень разные люди. С преподавателями из школ у нас, к сожалению, не складывается сотрудничество. За все время мы работали только с двумя учителями, т.к. мы совсем по-разному видим, то, как нужно взаимодействовать с детьми. Однако у большинства наших инструкторов педагогическое образование с разными профилями (техническим, психологическим, творческим, гуманитарным). Правда, опыт работы с детьми они получают в нашей системе, в рамках нашего образовательного курса специального обучения. Все инструктора проходят это обучение, потом стажировку, и только после этого начинают работать.

— Откуда появляются педагоги?

— Изначально это были энтузиасты для детей которых мы придумывали свои программы. Круг энтузиастов стал притягивать своих энтузиастов, а потом как-то молва сама собой понеслась. Мало того, уже выросло поколение детей, которые изначально ездили к нам на программы, а сейчас пришли к нам работать. Они прекрасно знают нашу систему изнутри, и с удовольствием работают с ребятами как инструктора.

— Как стать инструктором «Коллекции приключений»?

— Все инструктора «Коллекции приключений» проходят обучение по нашей собственной методике в течение 8 занятий, проходящих с периодичностью 2 раза в неделю. Причем, само обучение является частью собеседования. Часто сложно сразу сказать, сможет ли человек работать с нами или нет. В процессе обучения все становится понятно.

В процессе обучения мы рассказываем о том, как работаем, даем материал о том, чем занимаемся с детьми и организовываем для будущих инструкторов те игры, в которые играют дети, приезжающие на программы. Все это позволяет человеку проявиться, а  нам понять, сможет ли он стать членом нашей команды. К слову, у нас никогда не получалось так, чтобы все, кто прошёл обучение, стали работать в «Коллекции приключений» инструкторами. У нас работать не просто. Для того  чтобы создавать развивающую атмосферу для детей, нужно самому постоянно развиваться как личности и постоянно помнить об ответственности «не сломать», «не навредить», «вовремя поддержать». И потом, атмосфера программы меняет не только детей, но и инструкторов. Не все это согласны принять. Думаю это связано с тем, что в обязанностях инструктора заложено, что он должен наблюдать за тем, что происходит с подростками, создавать для них оптимальные условия. Ни в коем случае не давить. Такие условия работы невольно заставляют вырабатывать какое-то другое, особое отношение к миру. И эти перестройки даются не всем и не всегда просто т.к. они не ограничиваются рамками программ.

По возвращении домой, наши инструктора интуитивно продолжают действовать также как и на программах: наблюдать за ситуацией, создавать оптимальные условия для раскрытия, вот только уже не детей, а своих родственников, друзей, и, наконец, самого себя. В это состояние не всегда попадаешь, но после особо сложных программ, когда слишком много разных детей и слишком много приходится себя подстраивать под них – замечаешь, за собой начинаешь наблюдать очень пристально.

— Ирина, Вы лично принимаете всех инструкторов?

— Да. Потому что я, в первую очередь, несу ответственность за детей, которые приезжают к нам на программы.

— Какие дети к вам приходят, кто ездит на программы?

— Очень разные. От совершенно замкнутых, у которых нет друзей, до гиперактивных, которые общаются со всеми без остановок. Дети к нам приезжают разные, но могу сказать, что сразу выделяются те, которых сильно перегружали методиками раннего развития, которых очень рано начали учить считать, читать и писать. Как правило, эти дети либо зажаты эмоционально, либо у них большие проблемы с проявлением своих чувств. Сейчас много говорят о развитии эмоционального интеллекта и это важно. В то же время, часто забывают о чувственном интеллекте, который формируется в более раннем возрасте. Если в этот период ребенка сильно загружать интеллектуальной работой, его чувственная сфера не сможет развиться. Малышам гораздо важнее играть и оперировать объектами, чем читать буквы.

— Как Вы боретесь со стеснением у детей?

— Причины стеснения могут быть разными. Стеснение может быть связано с неуверенностью в собственных силах. Например, ребенок 7-9 лет может стесняться выступать на сцене, т.к. никогда этого не делал и не уверен, что он сможет играть. Но может быть ситуация и посложнее. Например, ребенку сказали, что он стеснительный и именно поэтому ему сложно поверить в свои силы. Поэтому, для того, чтобы справиться со стеснением, мы создаем ситуацию, в которой ребенок смог бы себя проявить. Например, в игре создается ситуация, когда у всех завязаны глаза. Потом он первым снимает повязку и выполняет какое-то задание. Потом остальные ребята выполняют свои задания и т.д.

Я привожу приблизительный пример того, как это может быть, но все ещё зависит и от того, что ребёнку нравится, что он делает, как он стесняется, чего он стесняется — вариантов масса. Но главный принцип, мы создаем условие, ребенок принимает решение. Если он не готов преодолеть свое стеснение, мы ни в коем случае не давим на него.

— Почему дети ездят на Ваши программы? Какие у них мотивы?

— Мотивы тоже разные. Есть ребята, которые говорят: «Я чувствую, что здесь меня понимают». Есть те, кто ездят за атмосферой, средой, людьми, с которыми им интересно будет общаться.

— С чего всё начиналось? Выездные программы появились сразу?

— Нет, начиналось всё просто с игр небольших игр продолжительностью на 2-4 часа, но больше на 4, чем на 2 (улыбается).

— Что представляли собой Ваши первые программы?

— Это могло быть мероприятие, посвящённое, например, празднованию Нового года, представленное как сюжетная сказка, в которой принимала участие учительница, родители (они с удовольствием всегда помогали) и ребята, которые проходили какую-то часть испытаний. Как правило, испытания строились по принципам командообразующим, не соревновательным совершенно. Вот чего, кстати, в наших программах практически нет, что мы используем очень мало – это соревнования. Потому что у ребят этого хватает в жизни: от соревнования за внимание мамы к себе до соревнования за оценки, результат в спортивных школах. Мы в основном используем командообразующие вещи, ситуации, в которых детям нужно объединиться для того, чтобы решить какую-то задачу.

И поэтому даже новогодние мероприятия мы выстраивали таким образом, что по сюжету кого-то нужно было освободить, кого-то расколдовать. Всегда были герои, помогающие ребятам, и те, кто мешали. Для того чтобы выполнить поставленную задачу, всему классу нужно было объединиться, начать взаимодействовать, сотрудничать. Иногда, параллельно с испытанием мы предлагали ребятам выполнять логические, интеллектуальные или творческие задания наиболее эффективными способами. Нам очень хотелось бы, чтобы дети, проходящие наши программы, понимали, что для того, чтобы решить задачу, добиться успеха и сделать это эффективно, нужно очень хорошо понимать, какими ресурсами обладаешь ты, какими твои товарищи, и какой тип взаимодействия, позволит быстрее достичь результата.

— Относительно экономического аспекта или любых других?

— Совершенно любых. На самом деле, так или иначе, наша жизнь очень ускоряется, и вопрос эффективности каждого человека, чем бы он ни занимался, всегда растёт. Поэтому, если человек умеет распоряжаться своим временем, понимать, где у него сильные стороны, где слабые, где он может попросить о помощи, а где решение нужно быстро принимать самостоятельно – он будет эффективен во многих процессах.

— Вы этому учите в рамках своих программ?

— Да, мы показываем пример того, как это можно сделать. Например, если взять ту же программу «Шум за сценой», за 10 дней спектакль состоится только если грамотно будет проведен менеджмент проекта, если будут выбраны ответственные в каждой области по принципу «у кого это лучше получится, кто сможет это сделать быстрее и эффективнее». Когда ребята начинают выбирать ответственных, они, с одной стороны, начинают оценивать свой потенциал, получая обратную связь от своих же сверстников о том, что у них получается лучше всего, с другой – они становятся увереннее, получая признание сверстников. Кроме того, они учатся распределять обязанности по способностям. При таком подходе они легко признают приоритет другого в каком-то виде деятельности и легко отказываются от пустых понтов в стиле «Я крутой, потому что я крутой».

— Как Вы помогаете ребятам определить свои сильные стороны?

— В первый день мы организовываем игру, в которой будут разные испытания: активное, творческое, интеллектуальное. В каждом испытании ребята должны будут взаимодействовать и находить совместные решения. В процессе принятия таких решений становится понятно, кто в чем силен.

— Ребята сами решают, у кого какие стороны сильнее или инструктора говорят каждому «Ты молодец в этом…»?

— Нет-нет-нет, они это решают сами! Мы никогда не отмечаем, кто в чём молодец. Мы просто задаём огромное количество вопросов, на которые они сами находят ответы.

— Вопросы какого характера?

— Наводящие, помогающие им найти решения. Коллективный поиск решения один из приемов командообразующих технологий, которые, в общем, известны и хорошо работают.

— Ирина, но словосочетание «командообразующие технологии» очень многих родителей пугает. И вообще слово «технология» применительно к детям – это такая красная тряпка, после которой родители вряд ли захотят еще что-то слышать. Многие родители хотят душевного индивидуального подхода к своим детям. Расскажите, пожалуйста, подробнее о команднообразующих технологиях?

— На самом деле, все эти технологии сводятся к тому, о чем я рассказывала выше. Командообразующие технологии являются теми инструментами, методами и способами, которые помогают эффективно решать задачи сообща. И здесь не так важно, какие задачи решаются — интеллектуальные, стратегические, творческие – важно только то, что один человек с ними не справится.

— А бывают случаи конкурентной борьбы, когда дети не хотят объединяться и ищут решения по одному? Были ли у Вас группы, в которых все дети боролись за первенство?

— Безусловно. Вспоминается опыт чуть ли не первой нашей программы, на которую приехало много новичков и лишь несколько человек уже знавших правила. Девочка, которая привыкла сразу же в какой-то затруднительной ситуации предлагать свои решения, напоролась на сопротивление новичков в стиле «А что это ты командуешь, мы не собираемся тебе подчиняться». Команда тогда собралась очень сильная, было очень много лидеров. Помочь найти конструктивное решение в таких ситуациях может инструктор, немножко «осаждая» тех, кто сильно давит на окружающих. Здесь, к слову, есть ещё одна очень важная вещь: существуют ребята, которые высказывают очень правильные мысли, но их никто не слышит. Очень часто такие подростки попадаются в команде. Они предлагают отличные конструктивные идеи, но, будучи не способными их отстоять теряются и отказываются от них. В такие моменты очень важно, чтобы рядом оказались люди, способные поддержать и сказать остальным, «посмотрите, а ведь он прав».

— Как? Как как помочь подростку отстоять своё собственное мнение?

— В такой ситуации можно задавать много вопросов, но это не поможет робкому подростку отстоять себя. Более результативно поработать с ним дополнительно, придумать для него какую-то специальную роль, с которой он сможет проявиться.

— На Ваших программах таких подростков поддерживают инструктора, выступающие медиаторами ситуации. Как поддержать нерешительного подростка в обычной жизни?

— Отвечу на Ваш вопрос примером из нашего опыта. К нам на программы приезжала девочка, которая занималась конным спортом, участвовала в олимпиадах, была очень развита, но при этом не очень уверена в себе. Она приезжала к нам на несколько программ, после чего ее тренер и учителя стали говорить маме, что что-то происходит и девочка очень меняется, что ее результаты сильно улучшаются. А происходило вот что. Сейчас она выросла и дала нам обратную связь. Когда она ехала на программу в первый раз, она думала: «ну лагерь, ну отсижусь в уголке семь дней, ну мама хотела, так уж и быть, съезжу». Но так получилось, что попав на программу в ситуацию принятия нестандартного решения, она стала предлагать идеи, которые многие поддержали. У нее появилось ощущение, что она нужна, что она может быть интересна другим. Это послужило для нее очень мощным мотивирующим фактором, изменившим ее привычную модель поведения. На смену сценарию «я буду от всех прятаться, меня никуда не позовут лишний раз, лишний раз не ткнут, не толкнут, не обидят», пришел «я молодец, я могу, у меня все получается».

Дело в том, что для подростка очень важно пробовать новое, для того, чтобы понять, что ему нравится, а что нет. Хотя, достаточно часто, у нас бывают ситуации, когда подростков очень сложно чем-то заинтересовать. Чтобы мы им не предлагали, они занимают оборонительную позицию и говорят, нам это не интересно. Может быть и не интересно, но чаще причиной такого поведения является страх оказаться неуспешным. Появляется позиция «я лучше не буду делать, чем потерплю поражение». Преодолеть этот блок очень сложно и с этим надо работать. Т.к. такое поведение может закрепить пораженческий жизненный сценарий, страх почувствовать себя неуспешным может зацементировать запрет на открытие всего нового и в будущей взрослой жизни.

— И что Вы делаете в таких ситуациях?

— Единого решения нет, так как все истории совершенно разные. Надо найти сферу, в которой подросток не закрылся окончательно. Это может быть рыбалка, футбол, любое хобби. Но, на контакт подростка у нас выводят не взрослые, инструктора создают условия, для того чтобы другие дети помогли ребенку раскрыться со своей сильной стороны. Если у нас получается и ребенок откликается, это не просто снимает блок, но и вселяет в него уверенность в том, что он молодец и у него все получится. Но это не всегда просто сделать, так как есть подростки очень глубоко ушедшие в себя.

— А были дети, которые уезжали с Ваших программ не пройдя их до конца?

— За 8 лет работы был только один такой случай. В той ситуации мальчик шёл на принцип из-за внутреннего конфликта с мамой. Он очень хорошо включался, ему все нравилось, но в момент, когда появлялось свободное время, он смотрел, как он может себе навредить, сломать руку или ногу или ещё что-то сделать. Ситуация была очень настораживающая и уже по договорённости с мамой ребенок уехал домой до окончания программы.

— Ирина, одна мама, оценивая изменения в поведении своего сына после Ваших программ, рассказывала, что ребенок очень сложно адаптировался к школе, сверстники его не принимали. Придя к Вам, он нашел себеподобных и не просто раскрылся, он пошел на контакт с однокласниками в своей школе, которые ранее его не принимали. Как Вы можете это объяснить?

— Думаю, тут дело не только в нас. Все то, что мы делаем, завязано на всестороннее развитие личности ребенка. Как правило, родители, которые отправляют к нам своих детей- люди, у которых в семье главной ценностью является развитие личности. Вот и получается, что в одно место приезжают дети из семей с подобными системами жизненных ценностей, а это значит, что в одном месте собираются очень похожие дети, понимающие друг друга. Большинство детей, которые приезжают к нам именно такие. Они очень хорошие, развитые из очень хороших семей. Часто у таких детей возникаю вопросы в школе, так как, к сожалению, там они ни не могут найти близких себе по духу. Почему? Потому что даже если среди одноклассников есть подобные, они будут шифроваться.

— Потому что травлю никто не отменял?

— Да.

— То есть, по сути, Вы даёте среду, в которой подростки могут общаться с себе подобными. А сохраняется ли это общение потом, после окончания программы?

— Да, обязательно. Даже спустя годы, закончив школу, ВУЗы, многие ребята общаются друг с другом с большим удовольствием.

— Скажите, а на что Вы ориентируетесь, когда делаете программы? Есть ли какая-то магистральная идея, которая увлекает всех подростков?

— Когда мы начинали, у нас было два направления работы: программы для детей младше и старше 12 лет. Со временем мы пришли к выводу, что эффективнее проводить программы по возрастам 7-9 лет, 10-12 лет и 13-17 лет. Все наши программы базируются на какой-то магистральной идее, над которой можно задуматься. Например, у нас есть программа «Производная реальности», генеральная идея которой заключается в том, что человек находится в том мире, где находится его воображение, он сам для себя выбирает мир, в котором будет жить – реальный или виртуальный. По ходу программы ребята постоянно попадают в разные миры (компьютерный, виртуальный, фантазийный, мир мобильных телефонов) и никак не могут из них выбраться. Сделать это можно, выявив логику программы. Задача ребят- понять генеральную идею и сформулировать ее так, как они ее понимают. Если в конце программы дети эту идею обнаруживают сами, значит цель достигнута. Если нет – значит мы что-то не так сделали. Но, как правило, к финалу ребята сами формулируют суть происходящего. Таким образом мы хотим донести до детей, что любая истина, которую им сказали -не истина, она чьё-то мнение. А если ты сам приходишь к какому-то знанию, оно становится для тебя истиной, правилом, согласно которому ты живешь. Мы пытаемся сказать им, что очень важно занимать активную жизненную позицию и учиться брать ответственность за свою жизнь на себя, управлять ею самостоятельно.

— Как быть с мотивацией? Как поддерживать у подростков интерес и желание выполнять сложные задания?

— Опять таки, все индивидуально. Кто-то из ребят может съездить на программу, взять для себя что-то, а вернувшись, погрязнуть в какой-то рутине. Мотивация немножко притухнет, но со временем, он может познакомиться с другими ребятами, которым захочет понравится, и накопленный опыт сработает. На самом деле, если у человека есть какой-то опыт, он сможет им воспользоваться в любой момент. Мы все как-то ходим по жизни разными путями, и подростки не исключение: они тоже пробуют это, пробуют то, но, опять, у каждого из них есть какое-то своё правило «Здесь мне нравится, здесь мне хорошо, здесь мне не нравится, здесь мне плохо. И если здесь мне плохо – давай-ка я вернусь туда, где хорошо».  И это правило срабатывает и с навыками, приобретаемыми на программах. Кроме того, мы остаёмся для них открыты в любой момент, даже когда они выросли. Они могут приходить к нам просто так в любой момент или на встречи коллекционеров, которые мы проводим каждый месяц, просто пообщаться, попеть песни, окунуться в эту атмосферу, поговорить с теми, с кем они ездили раньше на программы, с инструкторами, со взрослыми, с детьми. То есть, если ты почувствовал, что тебе это надо — приходи просто поговорить.

— И они приходят?

— Да, приходят.

— Скажите, а для подростков, которые находятся в возрасте 13+, все программы ориентированы на проработку глобальных вещей или есть что-то более развлекательное?

— По-разному. Скажем, для подростков 13+ есть философские программы, а есть программы, нацеленные на то, чтобы дать ребятам возможность попробовать себя в какой-то взрослой роли. На первый взгляд, программы, погружающие во взрослые типы деятельности, проще, но, с другой стороны, и философские программы, разворачивающиеся через призму фантастического сюжета, тоже многими не кажутся сложными.

— Связаны ли эти программы как-то с профориентацией?

— Отчасти. Скорее они дают возможность ребятам попробовать себя в разных ролях и получить тем самым опыт, позволяющий сделать выводы не только о будущей профессии, но и о своем потенциале. Мы стараемся создавать условия, в которых ребята  смогут узнать себя в разных типах деятельности: вот здесь ты общаешься с людьми, вот здесь ты выстраиваешь сам систему, вот здесь ты там собираешь что-то. Но опять-таки, в каждой из этих схем мы показываем, что любой проект осуществляется очень разными людьми, с которыми надо взаимодействовать. Потому что чем бы человек ни занимался, даже если он просто фрилансер, ему всё равно нужно взаимодействовать с заказчиками, окружением, ещё с кем-то, понимать, что он делает и для кого. Поэтому вопрос эффективного взаимодействия – один из главных на наших программах.

— Но ведь эффективно взаимодействовать вы учите и детей помладше. Можете ли Вы рассказать о том, как помогаете подросткам выстраивать коммуникацию на разных этапах возрастных?

— Особенностью наших программ для самых маленьких детей в возрасте 7-9 лет является погружение в сказку. Мы ориентируемся на то, чтобы у ребёнка как можно больше развивалось собственное воображение. Мы стараемся создавать условия для развития воображения. Если к ребенку приходит персонаж в костюме, говорит заученный текст, ребёнку нужно ответить в этой же стилистике, он начинает придумывать, что-то создавать. Если есть мир, который выстроен наполовину и нуждается в дополнении, ребенок включается, задействуется творческий потенциал и достраивает его. Мы используем и огромное количество активных игр, но малыши не могут долго активничать, они очень устают. Поэтому мы чередуем: чуть-чуть активности, чуть-чуть творчества – и так в шахматном порядке всё это меняется постоянно. Эта постоянная смена деятельности им интересна. При этом мы не устраиваем костюмированных спектаклей. Есть люди, которые подыгрывают иногда в каких-то ролях, но чаще это не взрослые, а ребята из старших программ. Они очень любят что-то делать для младших. У нас обычно  одновременно проходит 3 программы, и мы очень любим, когда они ездят в одно место. Очень классно получается, когда ребята из этих программ пересекаются. Старшие разыгрывают что-то для младших, младшие готовят сюрприз для средних и т.д., причём это всё в сюжете всегда завёрнуто так, что ребятам всегда хочется что-то сделать для других.

— А если ребята не хотят что-то делать для других?

— Мы разговариваем. Стараемся учитывать возраст 13+, мотивировать через вопросы. Мы предлагаем: «А попробуйте сделать что-то для других – это гораздо интереснее, чем потреблять». И на следующий день, уже заинтригованные этой темой, они начинают что-то делать для других. По сути, это как предложение варианта «А попробуйте сделать по-другому, а вдруг это интереснее». И это работает. Возможно атмосфера, когда наши ребята, инструктора выступают медиаторами в конфликтах, в общении, создаётся именно такой, когда подростки не боятся пробовать, т.к. чувствуют поддержку и отношение к себе как к взрослым:  «Ты пробуй, мы контролируем ситуацию так, чтобы это было безопасно, а мы будем подкидываем тебе задачи, чтобы они были для тебя сложны и интересны». И они пробуют.

Вообще, возраст 10-12 лет- чрезвычайно активный. Подростки очень живо в этом возрасте откликаются на большую физическую активность. Поэтому даже интеллектуальные задачи мы предлагаем им решать в активной форме квестов, когда  куда-то  нужно добежать быстрее, успеть разгадать, решить найти.

— Что происходит с детьми по возвращению после ваших программ?

— Формирование навыков у подростков происходит не мгновенно. Возможно, они только начнут формироваться на программе, возможно, ребенок все схватит сразу.  У всех по-разному. Могу сказать, что у нас были примеры, когда после наших программ ребята среднего, старшего возраста, кооперировались вместе, уезжали в другие лагеря и вокруг себя создавали достаточно хорошую атмосферу вне зависимости от того, что происходило вокруг. Почему? Потому что они поняли, что есть такая атмосфера и в ней комфортно. Комфортно почему? Потому что я уважаю себя и других и все вокруг меня друг к другу уважительно относятся.

— Но это если есть единомышленники. А если ребёнок один. Как создать такую атмосферу?

— Количество участников не так важно. У нас уже достаточно большое количество примеров, когда ребята, уезжая, создавали вокруг себя подобную среду. Разумеется, это были не восьмилетки, а дети постарше, но таких примеров у нас много. Что получают малыши? Понимание того, что не только теоретически, но и практически возможно создать среду в которой тебе будет комфортно, где тебя уважают и где ты уважаешь. Мне кажется, у нас как-то не создаётся особой привязки, что она есть только у нас. Скорее у детей создается ощущение, что такая среда существует, а понимая это, они стремятся в эту среду попасть. А кто ищет, тот всегда найдет (улыбается).

Наши инструктора очень много говорят об уважении к себе, об уважении к окружающим, о том, что, если человек даже что-то сказал грубо в твою сторону – необязательно это воспринимать в свой адрес. Может быть, это сказавшему плохо. К слову, у нас есть уже даже большое количество уникальных детей, которые могут прийти домой  и сказать: «Наша учительница сегодня ругалась, у неё настроение какое-то плохое было». Они не воспринимают в свой адрес ругань учительницы. То есть, у них появился какой-то такой внутренний стержень, когда они уважают себя, а если уважают, значит— не позволяют на себя наезжать.

— Как технически выстраивается пребывание детей на выездных программах?

— Родители привозят ребят к автобусу в условленное место, в условленное время. Мы всех встречаем, помогаем погрузиться, сразу же родители знакомятся там с руководителем программы, получают личный телефон этого руководителя по которому можно звонить в любое время. Перед автобусом родители еще раз обязательно разговаривают с доктором, который обязательно подходит к каждому родителю и записывает особенности здоровья каждого ребёнка, которые безусловно существуют: у кого-то лунатизм, у кого-то аллергия, кто-то плохо слышит, кто-то плохо читает, у кого-то дислексия, у кого-то ещё что-то.  Хотя каждый родитель перед тем, как отправлять к нам ребёнка, заполняет анкету, где тоже много чего указывает, но я не знаю, почему доктору родители перед автобусом рассказывают гораздо больше, чем пишут в анкетах.

Итак, детей посадили в автобус, им помогли загрузить вещи, их привозят на базу, расселяют, вещи обязательно помогают донести-принести, маленьким – распаковать в том числе, потому что они это ещё не очень могут. Первый день у нас обычно такой, очень бытовой, когда нужно познакомиться с территорией, нужно договориться о правилах, которые мы будем соблюдать. Правил немного: о том, что мы не перебиваем, о том, что мы уважаем и себя, и окружающих, о том, что мы, по сути, живём в чистоте и не ломаем ничего вокруг. Ну и о том, что у нас есть тихое время, когда если кто-то не хочет спать – может тихо читать, но даёт спать другим. Вот, всё. Правила вводятся таким образом, когда мы просто каждое правило объясняем. Почему мы его вводим? Потому что нам так будет комфортно. Если не хотите – давайте введём другое правило. Само собой, не обходится без инструктажа по технике безопасности, но хотя он у нас это очень смешно всегда: мы либо «Крокодилом» показываем, то есть, дети сами показывают, чего нельзя делать, либо у нас были даже варианты, когда ребята надевали белые перчатки и как стюарды всё показывали. Вариантов масса, всё время хочется это менять, и детям интересно, когда это всё время выглядит по-другому.

Есть у нас еще такой обычай в первый день, когда мы посвящаем в коллекционеры приключений тех, кто приехал к нам в первый раз. То есть для них делается специальное событие- посвящение, когда все остальные ребята делятся тем, как они первый раз сюда пришли, что они чувствовали, что-то вроде «Добро пожаловать в семью». Это в первый день происходит, и, как правило, в первый же день каждая программа погружается в свою какую-то легенду. Кто-то в одну сказку, кто-то в другую, кто-то там уже в свою реальность выпадает. Само собой, есть условленное время обеда, завтрака, ужина. С утра зарядка — по желанию. Есть обязательный инструктор, который может побегать, попрыгать со всеми и тому подобное. Идёт по договорённости: «Ребята, кто со мной? Я во столько-то встаю и буду бегать. Хотите – побежим, не хотите – буду бегать один».

— Это прекрасно, что по договорённости.

— Что касается завтрака, здесь тоже все индивидуально. Есть ребята, которым нужно поспать дольше. Мы, как правило, выбираем базы и пытаемся договориться так, чтобы завтрак не был раньше, чем в 9, тем ребятам, которые спят позже, мы приносим бутерброды. Это связано с тем, что согласно исследованию, которое проводилось в Штатах и касалось подростков, оказалось, что мелатонин, ответственный за сон, начинает вырабатываться у них позже и вырабатывается вплоть до 9 утра. То есть лечь спать и проснуться пораньше подростки физически просто не могут. В общем, мы стараемся организовать очень домашний  подход, чтобы не было как в лагере: встал, пошёл, присел, сделал. Обычно на программе 1 взрослый работает на 5-7 детей. Почему 5-7: 7 для старших, 5 для младших. Младшим нужно больше помогать в бытовом плане.

— Какое количество человек обычно входит в группу?

— Группы очень разные. В среднем по 15 человек. Бывает и по 30, бывает и по 5. В зависимости от того, как идёт набор. Я уже говорила, у нас 3, как правило, возраста едут вместе, поэтому если 5 – скучно не бывает, если 30, то тем более. И каждый день, в общем-то, начинается с того, что мы позавтракали, у нас есть какое-то время, когда мы собираемся, и инструктора начинают вести работу, рассказывать о планах на день. Но в течение дня, если сюжет поменялся или ребята сказали: «Ой, мы что-то сейчас ничего не хотим, давайте просто в прятки поиграем», мы всё меняем и играем в прятки. Для нас это очень важно.  С первых дней мы начинаем формировать атмосферу, именно атмосферу, когда образуем из подростков команду, пытаемся показать, у кого какие сильные стороны, «подсветить» их немножечко своими вопросами. А дальше заворачиваем сюжет так, чтобы он был для них максимально интересным и не слишком простым, и в то же время не очень сложным. Вот и всё. И, само собой, в определённый день мы возвращаемся. Опять, есть место, есть время – родители забирают детей с их чемоданами.

— Скажите, пожалуйста, какие выездные программы у Вас пользуются наибольшей популярностью? Куда ездят чаще всего? На какие темы?

— Я бы не сказала, что ребят особо волнует тема. Скорее им приятно, когда они попадают в ту же компанию. Очень часто им приятно, когда они попадают к любимому инструктору, в любимое место. То есть, кто-то любит одну базу, кто-то другую. Очень часто подростки даже не знают тему программы. Они едут именно в атмосферу, к друзьям, к инструкторам, на базу.

— Обсуждая с ребенком возможность поездки на программу дома, как ему о ней рассказать?

— Как правило, у нас есть описание программы, содержащее информацию о том, что ждет ребенка на ней: приблизительный распорядок дня, квесты, игры, мастер-классы. То есть, ребёнок приблизительно знает, с чем столкнётся. Но на самом деле, все относительно, ход программы может измениться в зависимости от решения детей.

— То есть, Вы общаетесь с подростками как со взрослыми?

— Однозначно.

— И воспринимаете их как равных?

— Внешне это выглядит так. Но очень важно четко понимать, что ребёнок – это всё-таки не до конца сформированный взрослый. Что он какие-то вещи сделать просто не может. Мы можем ему помочь формировать навыки, но требовать от него гиперответственности той, которая у него ещё к этому возрасту не может сформироваться- насилие, а мы это не допускаем ни в каком виде. Поэтому, роль наших инструкторов-  подталкивать ребенка к развитию, но в меру. Насильно в рай никого завести невозможно. Человек сам идёт туда, куда ему хочется идти. Можно немножечко изменить мотивацию, можно немножечко помочь, поговорить, ещё что-то, но в любом случае нужно идти за ним. Почему у нас нет слова «вожатый»? Потому что вожатый – это человек, который как вожак взял и пошёл, и повёл за собой. У нас это инструктор, который должен стоять рядом, должен наблюдать, должен обеспечивать безопасность, должен создавать условия, максимально приемлемые для развития этого ребёнка.

— Ради чего Вы всё это делаете? Зачем?

— Опять вернусь к себе и своим детям. Мои дети через какое-то время вырастут и будут жить в нашем обществе самостоятельно. И в этом обществе будет жить большое количество взрослых людей, принимающих решения влияющие на судьбы общества, которые сейчас являются детьми. И вот чем больше среди этих выросших детей будет хорошо, высокоразвитых личностей, тем лучше будет это общество, в котором будут жить мои дети. Это очень личная причина того, что я делаю (улыбается).

— Ирина, что такое «коллекция приключений», понятно. Расскажите, пожалуйста, о студии «С.И.Т.Р.О.», как возникла идея ее создать?

— На наших программах в «Коллекции приключений» мы пытаемся развить ребят во всех направлениях. Собственно, поэтому в «С.И.Т.Р.О.» нам захотелось дать им возможность заниматься многим. И дело даже не в том, что мы открыли разные направления, вопрос в подходе. Даже если взять ту же фотографию, организовать занятия по ней можно разными способами. Можно сначала ребёнку рассказать, как сделать фотографию, как все выстроить, а потом сказать «Иди, делай». На наш взгляд, это не конструктивно. Во-первых, он не запомнит половину информации, а, во-вторых, когда он будет делать, он будет бояться ошибиться. Поэтому, мы даем в руки фотоаппарат и говорим: «Давай, мы сегодня портрет щёлкаем. Щёлкай!». Ребята делают фотографии и уже по факту снимков мы с ними разбираем ошибки. Во всём, что мы делаем, заложено то, что важно пробовать, не бояться ошибиться. Мы считаем, что человек учится гораздо лучше отталкиваясь от личного опыта.  Тут есть еще один важный момент: мы слегка провоцируем ребят на ошибку и тем самым помогаем им справиться со страхом большинства взрослых сделать что-то не так. Мы пытаемся донести до подростков идею того, что мы все всегда делаем кучу ошибок, поэтому важно не бояться, а действовать.

— Домашние задания у Вас бывают?

— Нет, домашних заданий мы не даём.

— А вообще чем занимаетесь в «С.И.Т.Р.О.»?

— В «С.И.Т.Р.О.» есть театральная студия, студия фотографии, студия, в которой занимаются hand-made, мы её называем «Студия создания шедевров». У нас есть ещё студия науки, в которой о каком-либо предмете мы рассказываем с точки зрения всех научных дисциплин. Например, на занятии «Стоунхендж» мы рассказываем ребятам о том, что это с точки зрения истории, с точки зрения различных легенд, мы смотрим с точки зрения физики, почему эти камни так держатся, мы смотрим даже с точки зрения биологии, какими мхами они покрылись за это время, и даже с точки зрения химии, как они начали изменяться от времени, почему, под воздействием каких веществ и так далее. Зачем? Для того, чтобы показать ребёнку, что любой объект, неважно, Стоунхендж, гамбургер, стол, молния – любой объект можно рассмотреть с точки зрения всех наук в принципе. И таким образом у ребенка формируются межпредметные связи. Позже, когда он начинает изучать науки в школе, уже хорошо понимает, что подход отдельных дисциплин всего лишь взгляд на мир с определенной точки, один из возможных. Ещё у нас есть направления, связанные с общением, курсы ИЗО и «Фирма».

— На какой возраст рассчитаны занятия в «С.И.Т.Р.О.»?

— От 7 до 17.

— Ирина, такой метод работы  с подростками через игру в «Коллекции приключений» и «С.И.Т.Р.О.» ваше изобретение?

— Когда мы начинали, мы исходили из собственных представлений о том, как нужно работать с подростками. Основная идея заключалась в  том, что всё, что мы  делали — делали через игру, через действие. Это не наше нововведение. В современной культуре четко виден вектор на геймефикацию всего: бизнеса, обучения, развития. Существует огромное количество лагерей приключений, которые основаны в основном на экстриме: сплавы, походы в горы, лес и так далее. По сути, мы занимаемся тем же, но идея с экстримом, мне в принципе показалось не очень интересной в том плане, что это я изначально не хотела поддерживать желание человека получить дополнительный адреналин. Такие типы активности мало что дают для становления и развития личности.

— Такой подход к работе – следствие Вашего образования? Расскажите о том, где Вы учились?

— Я закончила физический факультет БГУ, получила дополнительно экономическое образование, долгое время работала, создавая эффективные бизнес-процессы, работала в маркетинге и в руководстве автоматизации различных процессов, была связана и с обучением людей – очень много всего разного. Но как только я столкнулась с тем, что мне нужно автоматизировать процессы и включить туда людей – мне понадобились ещё и психологические знания. Поэтому я ещё получила и психологическое образование. «Коллекция приключений» начиналась со всем этим багажом. Со временем я поняла, что мне нужна теоретическая база о том, как функционирует наш мозг. Полезную информацию для себя я нашла в нейрофизиологии и нейробиологии. Собственно из этого выросло мое увлечение исследованием всего того, что там сейчас говорят о мозге, какие новые открытия совершаются в этом направлении.

— Какую литературу об особенностях функционирования мозга Вы бы рекомендовали?

—  Лучшие книги — это учебники нейрофизиологии или нейробиологии, причем, чем современнее тем лучше, но есть пару научно-популярных книг, которые хорошо показывают основные закономерности работы мозга для родителей подростков. Из научно-популярных я бы выделила Джон Медина  «Правила мозга. Что стоит знать о мозге вам и вашим детям» и Дэниэл Сигел «Растущий мозг. Как нейронаука и навыки майндсайт помогают преодолеть проблемы подросткового возраста».

— Расскажите, пожалуйста, про Вашу студию общения.

— Студия общения в прошлом году работала как постоянная. Ее посещают ребята в возрасте старше 12 лет, т.к. малышам дискуссии, как правило, не очень интересны. На наших встречах мы моделируем для ребят какую-то ситуацию, описываем условия и просим найти решение, давая ключ, в роли которого выступает раскрытие небольшой интеллектуальной загадки. Разрешить ситуацию можно только проведя дебаты и найдя общее конструктивное решение.

Одна из тем, которые очень интересны современным подросткам- видеоролики, которые они сами снимают и выкладывают на  свои youtube каналы.  На наших встречах мы обсуждаем темы, которые помогают ребятам определиться с тем какие ролики и как делать, мы обсуждаем разные вопросы, в том числе и  «Почему ты делаешь ролик именно на эту тему? Тебе это интересно? Ты просто хочешь показаться на экране? Как лучше вести себя в кадре, чтобы быть интересным смотрящему? Ты хочешь быть интересным? Если ты хочешь быть интересным, то кому?». То есть, по сути, рассказывая о ролике мы говорим о понятии целевой аудитории, о том что ей интересно, как  и что можно сделать так, чтобы привлечь внимание этой аудитории.

— Как лучше начинать знакомство с Вашей студией с выездных программ или с курсов в студии «С.И.Т.Р.О.»?

— Когда ребята выезжают на программу, они погружаются в ее атмосферу и этой атмосферой насыщаются. В студии такую обстановку  трудно создать. Поэтому я бы рекомендовала начинать как раз с длинных программ. Но, конечно, можно по-другому. Можно походить на занятия в студию, посмотреть, чем мы занимаемся, познакомиться с детьми, взрослыми, а потом понять, хочешь ли ты ехать с этими людьми на неделю на программу. Так в первый раз, возможно, будет проще.

-Как Вы относитесь к мобильным телефонам на программах?

— Мы не забираем телефоны. И вот почему. Мы считаем телефоны- частью жизни наших детей. Телефон для современных подростков не просто телефон или игровая приставка. Для многих это плейер, на котором хранится любимая музыка, фотоаппарат, у каждого все по-своему. Телефон для подростков часть их реальности, а потому забирая его мы разрушаем эту реальность.

Вот смотрите. Предположим, вы родились в каком-то мире, где у вас есть дом, лес, река и горы. И все эти элементы вашей картины мира имеют четкое место в  вашей картине реальности. И вдруг, в какой-то момент, у вас  взяли и забрали горы. У Вас будет ощущение, что мир рухнул, что в нем что-то глобально изменилось. Наши дети родились, в реальности, в которой виртуальный мир уже существовал. Для них телефон и интернет — целостный мир. Для нас, это надстройка, для них – часть реальности. Лишая ребенка телефона, мы лишаем его части реальности.

Но тут мне хочется рассказать вам об интересном факте о специфике работы мозга наших детей. Согласно последним исследованиям мозга наши подростки могут одновременно присутствовать и в реальном, и в виртуальном мире. Мы – не можем, а они могут.

— Подростки какого возраста?

— Поколении Z – это ребята, которым сейчас 13-18 лет, может быть даже чуть старше. Эти ребята по-другому воспринимают реальность. Они многозадачны: они могут быть и там, и там, и там. И это их умение очень согласуется с требованиями современного мира. Если мы заберем у них телефон, коммуникация с ними не сложится, а вариантов развития событий может быть несколько. 1. Они просто потерпят до конца программы, а после ее окончания вернутся в привычный мир. 2. Они будут сопротивляться и либо бойкотировать программу, либо пользоваться телефоном исподтишка.

Мы не боимся конкуренции с телефонами. У нас получается оторвать ребят от них. Мне кажется, нам удалось найти оптимальную схему работы. Ребята у нас постоянно заняты. Свободное время для телефонов у них есть после обеда, когда они могут поиграть, послушать закаченную музыку.  При этом, что интересно, они одновременно могут полноценно участвовать в очень философской беседе и пользоваться телефоном. Что важно, они не просто сидят в телефоне. Если им тема интересна, они гуглят по каким-то понятиям или примерам, которые нужны в беседе. Если бы я этого не видела – я бы об этом просто не рассуждала.

-Ирина, расскажите, пожалуйста, подробнее о Ваши программах.

 Мы активно работаем с 2009 года. Задача всех наших проектов – компенсировать пробелы системы образования в воспитании целостного образованного культурного человека. Мы используем гуманистическую педагогику, как основу, а как метод — развивающее сюжетное приключение. Участники наших программ познают мир, исходя из собственных ощущений, а не навязанных мнений. В нем ребята осваивают основные законы мироздания, приобретают навыки коммуникации, раскрывают свои дремлющие таланты, попадая в нестандартные ситуации. При этом развитие происходит во всех направлениях: физическое, интеллектуальное, эмоциональное, творческое.

Мы создали три группы программ:

1. Лагерь приключений «Коллекция приключений».  

Разные активные развивающие программы для возраста 7-9 лет, 10-12 лет, 13-17 лет.

На сегодняшний день разработано более 100 развивающих сценариев сюжетных приключений, проведено более 200 заездов. Более 1000 детей многократно посетили наш лагерь.  А некоторые остаются здесь работать. Постоянные участники уже в 14-15 лет заметно превосходят большинство студентов последних курсов по уровню развития навыков коммуникации, понимания законов мироздания, креативности в поиске нестандартных решений любой проблемы или задачи.

Расписание заездов на сайте http://www.active-camp.by/получить подробную консультацию можно по тел. +375 29 665 66 62

2. Активные игровые праздничные мероприятия «Коллекция приключений».

С 2009 года работает более 20 сюжетов, которые постоянно адаптируются с под современную ситуацию и конкретный коллектив. Используется для дней рождения возрастов 7-10, 11-12, 13-17 лет, молодежных компаний, для отмечания праздников с классом (выпускной, Новый год и пр.), для семейных праздников. Мы не развлекаем, а увлекаем. Квесты, ролевые и сюжетные игры, мастер-классы и творческие проекты. Без соревнований, основано на сотрудничестве. После такого праздника хочется действовать и творить. Именинник чувствует поддержку своего окружения, в классах или семьях усиливается атмосфера сплоченности. Заказать приключение на праздник можно по телефону +375 29 665 66 12 или на сайте http://party.active-life.by/

3. Студия СИТРО (сокращенно от Студия Инновационного Творческого Развития и Обучения).  Актуальное расписание на сайте http://sitro.by/. Запись по телефону + 375 29 178 51 69

На данный момент в студии активны следующие направления:

Литературный практикум «ЛИсА» для 11-17 лет

Создать свой рассказ или сказку. Издать ее в настоящей книге — сборнике  ЛИсЫ.  «ЛИсА» – это четыре вводных занятия в студии плюс блок личной онлайн-работы писателей с каждым участником практикума, встречи на литературных вечерах, посвященных выработке литературного вкуса, развитию видения и понимания разных стилей и направлений литературы. 

Студия КиноТеатр. Группы для 7-9 лет и 11-13 лет

Основной конёк – театральная импровизация. Наравне с постижением основ театрального мастерства  и съемкой мини-роликов, ребята развивают способности быстро находить выход в любой ситуации, увлекать за собой, придумывать нестандартные решения.

Студия видеоблоггинга. Группы для 11-17 лет.

Современные дети не нуждаются в том, чтобы постигать то, как снять видео и залить его на YOUTUBE. Эта студия для старших подростков о том, что ты хочешь рассказать, кому и почему. Какие методы при этом работают лучше и как ими пользоваться. Это ребята познают на практике, осваивая также изюминки монтажа, съемки и работы на камеру. Они уже сегодня понимают, что видеоблоггинг становится все более профессиональным и хотят идти впереди, а не догонять существующие тренды.

Проект «Ключи к учебе»

Возраст  7-9, 10-11, 12-13, 14+, взрослые. Это мини-курсы  и блоки занятий, развивающие способности и навыки быстрого  эффективного обучения. Каждый курс посвящен с одной стороны отдельной технологии, а с другой помогает найти личные особенности, которые становятся основой построения навыков.

 Проект «Relax painting»

 Для детей, взрослых и семейный формат

Мастер-классы и мини-курсы в технике арт –терапии. Снятие блоков и напряжения, разрядка,  и просто приятное хобби или досуг.

 ШКОЛА ИГРОПЕДАГОГИКИ (17+) Что такое УМНАЯ игра? Это такая игра, все элементы которой продуманы и выстроены так, чтобы в результате участник получил опыт таких действий, которые способствовали бы его развитию и образованию в рамках заявленных перед игрой целей. Школа основана на реальном опыте работы команды «Коллекции Приключений» в детских лагерях, на праздниках и в образовательной студии  проводится с 2009 года, постоянно обновляется, дополняется. http://www.active-life.by/services-2-2/

Помимо перечисленного существует  проекты «Перекрестки наук»,  «Культурное» общество», «Деловые Люди». Все проекты дают возможность действительно повысить свои компетенции и обрести новые навыки через практику.

4. Проект «Родительские секреты»

Совместный проект «Коллекции Приключений» и «Сундучка детских книг». Это встречи где родители  и сотрудники Коллекции Приключений и Сундучка детских книг делятся РЕАЛЬНЫМ опытом, находят единомышленников и поддержку, получают дополнительную информацию для размышлений.

Расписание http://www.active-camp.by/services-2/ запись по тел. +375 29 178 51 69

Встреча проходила в в рамках пространство «Счастье есть», ул. Орловская 40а. http://happiest.by/

Текст: Татьяна Славинская

Запись с диктофона снимала Ольга Короткевич.